призрак

Не хлебом единым... Записки нетрезвого очевидца

Previous Entry Share Next Entry
сгорел в антиалкогольной борьбе.
призрак
prizrak777


"Силён закон, но всё ж нужда его сильнее…"
Гёте


1985 год, на дворе месяц май, на страну только начинает надвигаться антиалкогольный психоз. Отголоски его начинают доноситься с экранов тв, с двух на тот момент каналов, с первых строк передовиц газет. В виде публикования гневных писем советских людей, с требованием прекратить в стране употребление алкоголя и полной поддержкой линии направляющей и руководящей КПСС, инициатив товарища Лигачёва и Горбачёва. Но пока, большинство из нас пережив все эти "экономики должны быть экономны", "новые мышления", "пятилетки эффективности и качества", всерьёз эту очередную белиберду не принимали, но как показало время - зря.

В реальной жизни нам всё это только ещё узнать предстояло - почём он "трезвый образ жизни" спущенный сверху. А пока май, долгожданное вручение звания города-героя нашему Мурманску, митинг у "Арктики". Отмечено это было с размахом, в магазинах пока всё было с 11 до 19 часов, в ресторанах не было не каких официальных ограничений. Так что уходя в конце мая в рейс до конца ноября, своим ходом в ЦВА(центрально-восточная Атлантика, мароканская, Западной Сахары зоны) мы представить себе не могли, что никогда больше мы не вернёмся в ту страну которую покидали тогда. Более того, наш экипаж наверное последний, кто сумел получить даже положенное при рейсах в тропическую зону - вино. Хоть и "сухарик", но ни чего, положенная бутылка "Старого замка" в банный день, раз в десять дней, помимо смены постельного белья( как утверждали шутники - правый борт менялся им с левым), неплохо скрашивала многомесячные будни промысла. Можно было после вахты и парилочки, разговеться слегка. Это было законно и ничего предосудительного в этом не было.

РЕЙС

Казусы начались уже в рейсе. Не буду расписывать роль помполита в тогдашней жизни экипажа, его "работу", этому можно посвятить не одно повествование, причём хватало не меньше чем трагичного и комичного. Но самые презабавные комиссары были, так сказать, из "гущи народной". Бывшие парторги низшего звена на производстве, которые были не приемлемы, а порой просто опасны для него в качестве работников, но вот на роль краснобаев годились вполне. Вот и у нас в тот рейс был один из бывших жителей многочисленных колхозов "Большое дышло", где он учил доярок крутить хвосты коровам и заседал за столом с графином, застеленным кумачом. Заявившись уже за сорок лет в Мурманск, за "длинным рублём", надо отдать должное он пытался стать полноправным трудягой в море, даже получил в ШУКСе специальность машиниста РМУ, но сделав один рейс в этом качестве и по слухам натворив при этом в данной должности, не мало, понял, что лучше партийной работы нет ничего на свете. Значок УМЛ на груди, а дальше - партком флота, курсы помполитов и вот тебе пай старпома, отдельная каюта с печатной машинкой и сейфом, место в кают-компании рядом с мастером(капитаном), а главное - всё! Он не работяга и отвечает только за такое абстрактное понятие, как наши души. Рот закрыл и "рабочее место" убрано. И подвахта, редкое появление на ней, это уже подвиг. Вот и когда нынче бывают негодуют, почему не воспринимаются уже все эти Ковтун, Степахно, Калайды, Купадёровы и прочие, профессиональные партийцы, независимо от того, какого цвета они нынче, мне смешно.

Вообщем где то в середине рейса, получив очередную "портянку" от радиста, данный тогда "товарищ", вызвал меня, сменившегося с вахты, тогда 3 штурмана, на конфедициальную беседу, к себе в каюту. Начал он издалека. Кивнув на портянку, лежащую на столе, он бегая глазами, принялся вещать о перменах в стране. Что несмотря на нашу оторваность, мы всё равно являемся её частью и т.д. Вообщем подведя итог, он заявил мне, что на судне, создаётся не много, не мало, а "Общество трезвости", что сам он, чтобы придать этому веянию не формализм, а реальность, возглавить не может, но будет всячески помогать и контролировать. Но возглавить общество должен член экипажа, желательно из комсостава, член КПСС или ВЛКСМ. И мне как молодому, тогда ещё перспективному, как и все члену ВЛКСМ, предлагается эта почётная миссия.

Данное предложение меня конечно ошарашило. Я стал по началу скромно отказываться, что де не дорос, есть кто по опытней в этом вопросе. И вообще почему я? У меня за всё время работы нет ни одной бумаги с медака. В общем отбрехался кое-как, но смотрел он на меня не дружелюбно, проскочило даже, что не знает, что мне отразить в характеристке на подтверждение визы в конце рейса. Но на это мне было плевать тогда, кто ходил в море, сам знает, что первые лет пять, каждый рейс последний, это потом уже начинаешь понимать, что из этой круговерти не так просто вырваться.

Но всё это имело своё продолжение. Было созвано судовое собрание. На котором общими усилиями был всё же избран председатель "Общества трезвости", реф.механик, член КПСС, но который не задолго до отхода, угодил в медак, после посещения такого злачного кабака в то время, как "Заполярный" и бумаги наверняка лежат уже в кадрах и дожидаются его прихода с рейса. А там плевать, что ты вкалывал как "папа Карло" полгода - лишение премии, визы и т.д. Вообще он правильно сделал, исповедовался комиссару и они решили сделать такой упреждающий шаг для его реабилитации. Наказывать председателя "Общества трезвости" за медак - это уже будет казус тогда.

Решив с первым вопросом, перешли ко второму. Вот он то вызвал шок у всех присутствующих, причём начиная от мастера. Наш "духовный отец" торжественно зачитал нам полученную радиограмму с далёкой Родины. На нашем флоте, в связи с набирающей обороты по стране, борьбой с пьянством и в духе решения последнего пленума ЦК КПСС, создаётся обще флотский наркологический кабинет! И нам необходимо выявить двух человек в своих рядах и направить их фамилии радиограммой, что и у нас с ними ведётся работа, и по прилёту в Мурманск, после смены экипажа, они явятся в этот кабинет. Вернув дар речи после непродолжительного молчания, народ взвыл, в полном смысле этого слова. Понеслись предложения ему самому послать свою фамилию. На что было заявлено:"Товарищи! Неужели мы опять хотим, чтобы наш коллектив склоняли по всем инстанциям?!". И только пришедший в себя "мастер" прекратил этот "трезвый идиотизм". Надо отдать мастеру должное, что до конца рейса, я уж не знаю, какими доводами или способами, но он оградил экипаж от этой хоть дурости.


ЗАХОД.

Но самый апофеоз антиалкогольного скандала, который довелось наблюдать, произошёл уже в конце рейса, в Лас-Пальмасе.
Смена у нас была в тогдашнем по представлению совесткого человека, земном рае. Пальмас, не у одного это название вызывает ряд всевозможных воспоминаний. Жизнь другой планеты, после пустых прилавков и идеологическим контролем КПСС всех сторон жизни человека.
С нами на промысле в ЦВА работало тогда довольно много судов, ночью это был по огням город, сравнимый с крупным мегаполисом. Работало много иноземцев и практически со всех бассейнов нашей страны.

У штурманов, в отличии от других представителей экипажа, была постоянная возможность общения по УКВ со своими коллегами с других судов в районе промысла. Многие месяцы совместной работы в одной группе и промысловом районе, давали повод завести и просто приятельские отношения, помимо информационного сотрудничества по рыбалке. Вообще УКВ, как мне думается, это прообраз сегодняшнего форума в интернете. Можно не один роман накатать из историй, что там наслушался.

Я тогда был молодым, общительным, было много приятелей, моих коллег по цеху и у меня. Хорошая информация и пром шпионаж, всегда весомая часть успеха в рыбалке, сбор её важная часть работы штурмана. Сложились очень хорошие отношения с ребятами, работающими на судах эстонских колхозов "Сааре калур" и "Хийу калур", входили они в тогдашнее знаменитое объединение национальных рыбколхозов Эстонии, колхоз им. Кирова. Рыбаки они были надо сказать отменные и помимо коммерческой деятельности( ченч на заходе, контрабанда), которая имела место быть по полной, рыбу ловили, делали это мастерски. Вот взять тот же Потийский тралфлот(Грузия), тем было на рыбалку плевать, им главное заход в Пальмас.

Так получилось, что мы на смену экипажа, а они на заход для отдыха, пришли в Пальмас вместе. Работали тогда кстати на их судах не только эстонцы, но и много русских. Жили дружно, вкалывали, ченчевали на заходе, отдыхали, оттягивались на улице "роз", организовано вместе. Помполитов у них не было уже в то время, что вызывало у нас вообще потрясение. Вроде и соотечественники, но в тоже время уже тогда это были, мягко говоря, какие то не такие советские люди.

В тот заход, только встав к стенке у корейских причалов, к нам на борт явился какой то мордастый, рыжий тип, в белой рубашке, весь с иголочки, представившись старшим помполитом советских судов в порту Лас-Пальмас и потребовал всех согнать в салон команды, где он держал перед нами, многие месяцы ждавших и видевших во снах этот заход, возвращение, речь. Речь в основном состояла из угроз, о карах если кто будет замечен в употреблении спиртного или в питейных заведениях. По городу ходят патрули состоящие из наиболее сознательных моряков и берут на заметку, с последующими выводами, нарушителей. Проверять у трапов пришедших с увольнения в город(а тогда были увольнения, причём тройками) и их вещи. Советский моряк нынче образец трезвости и далёк от столь низменных утех.

Пригорюнились мы. Эстонцы стояли в другом месте и я решил на следующий день вечером нанести к ним визит. Но вечером следующего дня произошли следующие события. К калининградскому РТМс, на котором видимо и обитал этот главный борец за трезвость в городе Лас-Пальмас, подкатила с мигалкой и воем полицейская машина, откуда был выведен данный товарищ в сопровождении двух испанских полицаев и препровождён до трапа на судно.

Придя к своим друзьям на их судно, я застал их в крайне возбуждённом состоянии, стоящими на палубе, человек восемь, они беседовали и довольно что-то бурно обсуждали на своём языке. Увидев меня, смолкли, я представился. Заулыбались, позвали моего приятеля по многомесячному общению в эфире третьего штурмана Таммо. Примерно, как я ожидал, моих лет, высокий, белобрысый, по виду родился на штурманском столе, как и его наверное прадед, дед, отец.

Ну как обычно, рукопожатие, приглашение пройти. В каюте, быстро накрыли поляну, пришёл их старпом, второй штурман, тралмейстер и ещё, уж не помню кто. Выпили, закусили и тут я им поведал о всех наших казусах, угрозах трезвой жизни, о странной доставке на полицейской машине, флагманского партийного идиота. Судя по их лицам, это вызвало у них интерес. Переглянувшись с коллегами, Таммо поведал мне следующее.

Привязавшись, оформив портовые формальности с агентом, получив деньги у второго штурмана, они толпой, человек семь-восемь, пошли в город. В отличии, от моих коллег мурманчан, в финансовом, валютном плане, они были намного лучше нас, плюс ещё "коммерция".
Шикарный, курортный город, открытые кафе, рестораны, после многих месяцев рейса, шокирует. Да что там расписывать, многие это сами знают. Парни зашли в открытое кафе, взяли по полной, сидят пьют, беседую не спеша, отдыхают. Причём были среди них и русские, поэтому и болтали по русски. Это то и превлекло, проходившего мимо главного помполита. Увидев такое, он сначала потерял дар речи и подойдя тупо уставился на людей, чем не мало их удивил. На вопрос - мужик может проблемы какие? Помощь нужна? Этот тип заорал на них, в полном смысле этого слова, чтобы они немедленно покинули заведение, потребовал назвать их судно и фамилии, фамилию капитана, первого помощника, что это им с рук так просто не сойдёт.
Ну мужики сначала просто не могли въехать, что происходит, но потом явно озадачились, что идиот не уходит, а распаляется ещё больше, да и остальные посетители уже с любопытством стали поглядывать.
Ничего лучшего не придумав, они через официанта позвали хозяина заведения. Который тут же пришёл и на их, как уж могли, объяснения, что данный синьор коммунист, причём главный и из КГБ, мешает им отдыхать в его заведении, бегло взглянув на него, тут же ринулся к телефону. Через три минуты тут же была полицейская машина, товарищ был взят под руки, препровождён в участок, где у него отобрали тархетку(временное удостоверение личности на заходе, дающее право на нахождение в городе, выдаваемое местными властями), затем на судно. На следующий день, многие СМИ Пальмаса вышли с заголовками - советский комиссар будучи не в адекватном состоянии, приставал к посетителем заведения синьора такого то, срывал обслуживание и мешал отдыху. Был скандал, товарищ был отправлен на Родину, для дальнейшей борьбы с "зелёным змием", а эстонцы пошли своим ходом домой.

Думаю, что каждому, как и мне, пережившему тот довольно занятный период истории нашей страны, есть что рассказать. Это сегодня, спустя уже столько времени, всё воспринимается уже с юмором, но тогда порой было не до смеха, банальная дурость и идиотизм ломали людские судьбы.
Tags:

?

Log in

No account? Create an account