призрак

Не хлебом единым... Записки нетрезвого очевидца

Previous Entry Share Next Entry
Либерал
призрак
prizrak777
Андрея Макаревича обвиняют в пособничестве фашизму и пытаются лишить его госнаграды – ордена "За заслуги перед Отечеством".

5732_900

Господин Макаревич не какой не фашист, а типичный российский зажравшийся бомонд. Корни идут ещё с со времён его молодости в СССР. Нынешние бомондные либералы переняли традицию ёрнического глумления над историей и обычаями своей страны от советских либералов, так как те вели жизнь двурушников. Публично клялись в верности коммунизму, вступали в партию, на собраниях клеймили загнивающий Запад, а по ночам на кухне осмеивали то, чему клялись днём. Понятно, что такая двойная жизнь не могла не отразиться на психике. Известный поэт-шестидесятник Андрей Вознесенский шокировал публику, тем, что написал стихотворение, читая которое, вначале провозглашал "уберите Ленина" и делал паузу. Этим он водил аудиторию в транс. Вот мол, какой смелый антисоветчик - требует убрать Ленина! Потом поэт тихо добавлял - "с денег". И стихотворение приобретало совершенно другой смысл - оказывается Вознесенский выступает против того, чтобы святой профиль Ленина украшал такие пошлые вещи, как денежные знаки.
Вот как все эти "Макаревичи" были описаны у замечательного писателя А.Зиновьева в "Искушении".

"В брежневские годы в среде интеллигенции сложилась особая категория граждан, которые выглядели исключением на фоне прочей массы их коллег. Им разрешалось быть немножко похожими на западных деятелей культуры. При том условии, конечно, что западные образцы для подражания уже устарели. Им разрешалось критиковать отдельные недостатки советской жизни, особенно такие, которые считались преодоленными. Эти избранные деятели культуры пользовались всеми благами привилегированных слоев советского общества, получали квартиры, дачи, премии, чины и награды. Но они претендовали на еще большее. Поскольку их аппетиты несколько сдерживались, они чувствовали себя обиженными. В уродливых советских условиях они приобретали репутацию талантов, которым жестокие власти не давали возможности развернуться во всю мощь. На Западе им создавали репутацию смелых борцов против режима. В том же направлении действовали западные журналисты в Москве. А между тем эти исключительные деятели советской культуры являлись такими же слугами советской социальной системы и ее органов власти, как и их прочие коллеги. Все то, что западным мастерам сенсаций казалось результатом личного мужества этих людей, на самом деле делалось с ведома советских властей и под их контролем. Только роль у них была особая. Она состояла в том, чтобы создавать видимость свободы творчества и в более завуалированной форме заниматься той же идеологической работой, что и их коллеги. Они фактически были самым хитрым и лицемерным инструментом советских органов власти в манипулировании умонастроениями людей в стране и на Западе.
Но все же эти люди находились в какой-то оппозиции к режиму. Пусть в кажущейся, пусть в неглубокой, но в оппозиции. К концу брежневского периода они затаились. Но число их росло. Росли их претензии. С началом перестройки они вдруг в огромном числе вышли на арену истории и стали ударной силой перестройки. Но это было еще впереди. О перестройке еще никто не помышлял."


"При всем при том многие из такого рода интеллектуалов воображают себя критиками и жертвами режима. Где-то и как-то в своих сочинениях и выступлениях они показывают кукиш в кармане. Им кажется, что они мужественные борцы против язв советского общества. В отличие от диссидентов они якобы не лезут на рожон, якобы действуют разумно и думают о будущем. Они чувствуют себя жертвами, поскольку то, что им удается урвать от общества, не соответствует их мнению о себе и их аппетитам."

А вот и стихотворение Зиновьева посвящённое подобным Макаревичам

Жизнь порядочного человекa

Кaк известно, нaшей жизни путь тернист.
И примой дороги жизни, в общем, нет.
Вырос нaш герой совсем не кaрьерист,
А, предстaвьте, утонченнейший эстет.
С детствa он в себя культуру нaбирaл.
Нa действительность критически глядел,
Вырос, в общем, нaстоящий либерaл,
Преисполненный желaнья новых дел.
Знaли Тaм, конечно, вот рaстет стервец!
Но Попробуй, потяни его нa суд!
Нaверху тaкой ответственный отец!
Либерaльнaя эпохa нa носу!
Но рaз вызвaли его зaйти Тудa.
Чaс-другой потолковaли от души.
Чуть нaжaли. Он ответил срaзу: дa.
Прикaзaли: Нa, бумaжку подпиши.
И зaметили: Ты - пaрень с головой.
Обрaзовaн. В рaзговорчикaх ловкaч.
Тaк что будешь ты у нaс не рядовой,
А особый, исключительный стукaч.
Чтоб в людишкaх осторожность не будить,
И проникнуть в тaйники их темных душ,
Будешь ты у нaс в порядочных ходить,
Бескорыстный ко всему ученый муж.
А когдa придет ответственный момент,
И не спрaвиться обычным стукaчaм,
Ты срaботaешь кaк ценный нaш aгент,
И остaнешься, конечно, не при чем.
Без особых приключений и помех
Год зa годом он спокойно жизнь прожил.
Ежемесячно строчил донос нa тех,
С кем бывaл, кого любил и с кем дружил.
Сокровеннейшие умыслы срывaл,
К провокaциям причaстен крупным был.
Но сухим из грязных луж всегдa всплывaл.
И приличным человеком всюду слыл.
И никто не догaдaется вовек,
Что тaкой-то не достиг своих вершин,
Потому что жил приличный человек,
Добрый друг, эстет, хороший семьянин.
И никто не докопaется вовек,
Что внезaпно испaрился кто-то вдруг,
Потому что был приличный человек,
Новых веяний ценитель, чуткий друг.
И пришли к нему без всякого трудa
Звaнья, степени, медaли, орденa.
Перестaли вызывaть его Тудa.
И былa проблемa жизни решенa.
Говорят, врaнье, что будто он Тaм был.
Пусть врaнье. Здесь вaжно кем и чем ты стaл.
Жизнь свою он прожил тaк, кaк будто бы
Эту сaмую бумaжку подписaл.
Все рaвно он тaк прожил б, и если бы
Ничего тогдa у них не подписaл.


Не стоит гос-н Макаревич даже звания "враг народа", как и тот же гос-н Немцов, который нынче сыт, на свободе, здоров и не бедствует, в отличии от простых людей на зоне, которые были им и его компанией спровоцированы ими на Болотной.

  • 1
ага - я мне это представляется аналогичным http://itoogami.livejournal.com/557651.html

  • 1
?

Log in

No account? Create an account