призрак

Не хлебом единым... Записки нетрезвого очевидца

Previous Entry Share Next Entry
Ах, гостиница моя, ты гостиница,.. (Юрий Кукин)
призрак
prizrak777


В гостинице души настала осень.
Невзрачно, серо, зябко на дворе.
Ключей от номеров никто не просит.
Знать не сезон отелям в ноябре.

Насущные нелёгкие заботы,
Дни, вечера и снова, снова сны.
В душе идут ремонтные работы
В преддверье туристической весны…

silvester


blogger
25.05.2011 в 14:12
У меня небольшой опыт житья в российских гостиницах...

Это сегодня у людей стал появляться опыт жизни в гостиницах, отелях и т.д. А ведь лет двадцать назад у большинства был опыт проживания в ДМО (дом междурейсового отдыха) и в гостиницах по типу а ля "Шахтёр", где все удобства были радио, графин с двумя стаканами и пара кроватей, с панцирными сетками, продавленными до пола, всё остальное на этаже. Выбирать особо не приходилось и в это "благо" было за счастье устроиться, если оказывался человек вдали от дома, порой вложив в паспорт купюру. Если же вы ещё были со спутницей и ваши отношения не были зарегистрированы советским ЗАГСом, тогдашним официальным оплотом семейной нравственности, то шансы ваши поселиться с ней в один номер, равнялись нулю. Про посещение вас гостей в гостинице, что при этом предстояло преодолеть, даже в дневное время, это вообще жесть, как нынче говорят.
Ещё более забавно было, если человек имел местную, к примеру мурманскую прописку, то снять номер он не имел права в гостинице этого города. В общем в большинстве гостиниц, для простых граждан того времени, только тараканы были пятизвёздочными. Тогда и в голову никому не могло прийти желание, чтобы в гостинице его обслуживали как дома, а дома - как в гостинице. Наши российские гостиницы того времени, да может и сегодняшнего, это отдельная довольно обширная тема для обсуждения и воспоминаний. Что стоит один только казус, когда меня не хотели селить в интурист "Закарпатье" в Ужгороде из-за моей, тогдашней прописки в паспорте "Тралфлот"(после мореходки, я уже в родительский дом не вернулся официально и был прописан по флоту, что якобы должно мне в будущем дать надежду на получение своего жилья, но всё пришлось решать самому, "надежды" оказались глупостью). Администратор таращила на меня глаза и бубнила в ответ, что такого адреса быть не может, это как "мой адрес не дом и не улица! мой адрес Советский Союз!". Сегодня многие вообще бы не поняли тех проблем на грани идиотизма.

Мне же хочется поведать, как мне, 18 летнему пацану, курсанту на практике на одном из судов Тралфлота, посчастливилось начать свой гостиничный роман по жизни, абсолютно с других реалией. Неведомых большинству тогдашних советских граждан. Были потом и другие в жизни, убогие и цивильные, уютные и обшарпанные, наши российские и зарубежные отели, гостиницы, но из всей их череды, мне запомнился наиболее ярко свой первый опыт постояльца отеля, да ещё какого отеля!

Был 1982 год, ноябрь месяц. Я и ещё несколько моих однокашников по мореходке, заканчивали свою длительную практику в качестве уже штатных матросов на одном из БАТов Тралфлота. Рейс был полугодовой, работали в ЮВТО, заход и подмена экипажа в Перу. Сам заход для меня был уже не первый, на учебной практики после первого, второго курса, на учебных судах в качестве практикантов, были Пальмас, Леруик. Так что заход в Кальяо, посещение Лимы, столицы Перу, особых эмоций и впечатлений не вызвали. Единственно, что мы были уже самостоятельны, на полных правах штатных матросов, с той немногой заработанной за пол года валютой, на которую купили подарки близким, ждущих нас дома, немного приоделись и впервые в жизни сходили в питейные заведения за рубежом. Про само Перу малевать не буду, многие кто читает эти строки, прекрасно знают, что наш Ростов или Одесса, в 20-е годы прошлого века и то спокойней были.

Улетали мы в первой партии, так как время нашей практики заканчивалось и мы должны были явиться в стены своей "Альма Матер". Довольно немногочисленную первую партию возглавлял технолог. Так было положено, обязательно кто то должен быть старшим. Летали тогда с Лимы на нашем ИЛ-62м по маршруту Лима - Гавана - Шэнон - Москва. Возвращение пошло не по плану с самого начала. Во-первых, в день отлёта пришла новость, что почил в бозе, горячо любимый всем советским народом, наш вождь и гарант мира - Леонид Ильич Брежнев. Не могу сказать, что все повально рыдали или рвали на головах волосы. Помянули приняв по пол стакана перуанской отравы, сопроводив анекдотом в память о покойном, перед убытием с судна, прощаясь с остающимися, старшими товарищами и наставниками, многому нас, сопляков, научивших за эти пол года, потом не раз с благодарностью вспоминаемые впоследствии уже в штурманской жизни.
По приезду в аэропорт и посадкой в белоснежный советский авиалайнер, выяснилось, что маршрут перелёта изменён и мы помимо Гаваны, ещё должны совершить посадку в аэропорту Кингстон(Ямайка). На Ямайке, пока мы были в зале для транзитных пассажиров, а наш самолёт видимо проходил дозаправку или тех. обслуживание, произошёл первый казус.

Машинист РМУ, довольно здоровый по габаритам дядька уже преклонных лет, сорокот, как таких называли на сленге, толкаясь в зале ожидания увидал довольно интересный аппарат. С виду он напоминал нечто вроде гибрида нашего игрового аппарата "Морской бой"(были такие в кинотеатрах того времени) и нашей РЛС "Наяда". В общем экран, идущий от него тубус, в который вставляется голова и человек бросив монетку может наблюдать единолично происходящее на экране. Наш член экипажа, видимо стосковавшийся за полгода по зрелищам, резво сунул туда голову и бросил монетку. Первые несколько минут мы с любопытством наблюдали, как он замерев стоит и созерцает неведомые остальным картины. Хотя рядом в киоске довольно ехидно улыбался темнокожий продавец. Спустя несколько минут он довольно оживился и начал делать попытки освободить голову зажатую в тубусе довольно плотно, было довольно комично видеть, как он при этом сучил ногами. Вытащив всё же оттуда свою часть тела, мы увидели потную, красную и ошалелую физиономию. На вопрос, что там кажут, он коротко рявкнул магическое для любого моряка после полугода воздержания, слово "порнуха". Следом тут же, услышав это сунул голову наш третий механик. Реакция последовала примерно такая же. Но он казался более разговорчивей и под улыбки местного персонала зала ожидания аэропорта, не понимающих, но наверняка осознающих, его рассказ об этом чуде нам. Оказывается, когда вставлял человек голову, затылок плотно фиксировался, не давая возможности быстро освободиться. На вспыхнувшем экране появлялась довольно соблазнительная красавица с пышными формами и начинался стриптиз. Но самое обалденное происходило потом. Красавица скинув на экране почти у носа смотрящего все предметы гардероба и белья, поворачивалась к нему довольно объёмным задом и зад медленно начинал надвигаться на сопящий нос. Инстинктивные попытки отодвинуться и прекратить сеанс, ни к чему по первости не приводили. Затем когда филейная часть тела стриптизёршы, оказывалась у самого носа, раздавался довольно смачный звук, сопровождаемый не совсем приятным запахом. Эффект реальности, по рассказам пострадавших от стриптиза, был близок к 100%.

Получив первую порцию недоразумения, мы продолжили свой полёт. После кратковременной посадки в Гаване, аэропорт "Хосе Марти", в самом кстати грязном аэропорте, что мне приходилось видеть, но с самыми весёлым персоналом, все улыбаются и доброжелательны, затарившись в тамошним дьюти-фри ромом "Гавана Клаб" по два доллара, мы продолжили свой полёт. Перелёт Гавана - Шэнон был беспосадочный и занимал примерно 10-11 часов. Довольно тяжеловато, но всё ж лучше чем своим ходом назад, да и летать тогда было намного комфортней. Кормили на убой, наливали сколько душе угодно, только не быть свиньёй, курить можно было прям на своём месте, давали обязательно плед.

Шэнон, как было нам объявлено перед самой посадкой, нас не принимал, поэтому посадка была в аэропорту Глазго, Прествик (Англия). Пошатавшись в загоне транзитного зала, посетив диковинные для многих из нас тогда, привыкших к нашим типовым отхожим местам, тамошние, больше напоминающие, что то космическое и стерильно хирургическое.

Сев назад в самолёт мы услышали объявление командира корабля, об извинении экипажа, но Москва нас не принимает и следующая наша посадка будет в аэропорту Люксембурга, где мы будем встречены нашим представителем и поселены в отеле в ожидании продолжения возможности дальнейшего полёта в Москву. Видимо аэропорты Москвы в тот период работали в режиме приёма многочисленных бортов с иностранными делегациями, спешащими лицезреть и принять участие в погребении видного политического деятеля современности Л.И. Брежнева. Народ сначала был возмущён, раздались недовольные возгласы в салоне "у жён уже сиськи на боку от тоски! давай домой!". Но разум возобладал и все потихоньку утихомирились, понимая, что рано или поздно, но домой мы попадём всё равно.

В аэропорту Люксембурга нас встретил довольно холёный, лощёный тип, одетый по европейскому стандарту с иголочки. Надо отдать должное, что первое что он сделал, так повёл нас в ресторан аэропорта где были уже для нас заказаны места на ужин. Там я впервые попробовал стейк с кровью, довольно занятно и в общем то вкусно, у нас в "Стейк Хаусе" хоть и неплохо тоже готовят, но видимо мясо само не того качества, хоть и пишут в меню мраморная говядина. Народ и тут был по началу, пока всех не успокоил наш новый куратор, возмущён, что мясо подали недожаренным.

После нашей трапезы в логове европейского капитализма, нас посадили в довольно шикарный автобус и повезли в отель. Меня, да и многих, не видевших в своей жизни ничего подобного, даже сам внешний вид отеля и его фойе, внутреннее убранство, атмосфера роскоши, уюта и достатка, потрясли. Отель назывался SHERATON AEROGOLF, не самый конечно крутой наверное, но тогда это был шок для тех, кто верх комфорта жизни видел только в двух-трёх комнатной хрущёбе или панельном склепе, а многие вообще выросли и прожили большую часть жизни с удобствами на улице.



Поселили меня в номере с моим однокашником. Сам он был из семьи капитана первого ранга и поэтому претендовал на роль цивилизованного человека, знакомого с европейским образом жизни. Но как показали дальнейшие происшествия, был он цивилизованней не больше моего. Вещи все наши остались в самолёте, но как выяснилось в европейском отеле это не проблема. Всё необходимое, начиная от предметов гигиены и кончая шариковой ручки и блокнота, были в номере. Номер был шикарным, две кровати несравнимых по ширине с теми, на которых мы спали между вахтами, последние полгода, навороченный телефон, жаль звонить мы не знали как и сколько бы это стоило, приёмник с фиксированными каналов 12, телевизор с кучей каналов, лентяйка к нему, которую тогда в СССР видели только в зарубежных фильмах и самое заманчивое - мини бар, холодильник забитый всевозможными бутылочками, баночками с пивом, колой, спрайтом, пакетиками и т.д. Наш куратор, во время заселения, пока нам раздавали ключи от номеров, упорно долго нам внушал бубня, что трогать из холодильника, находящегося в номере, абсолютно ничего нельзя, что его содержимое, подобно яблоку в райском саду. И вкусив и выпив тамошние невиданные яства и питьё, мы поставим крест на своей дальнейшей работе в качестве советских моряков, бывающих время от времени, хоть и под неустанным присмотром, на загнивающем Западе.

Но тут раздался стук в дверь, на пороге стоял уже довольно повеселевший наш один из соседей, мастер добычи Василий. Он деловито нас спросил, не приступили ли мы ещё к освоению содержимого нашего холодильника? И увидев в наших глазах страх и недоумение, рассмеялся. "Да плюньте вы на этого козла упакованного! Я внизу всё разузнал на ресепшене. Всё оплачено "Аэрофлотом", так что можете тоже смело приступать. Пойдёмте к нам, мы уже начали."

Войдя в соседний номер соотечественников и коллег, мы увидели довольно странную картину. Всё содержимое холодильника, все бутылочки, баночки, были извлечены и рассортированы. Спиртное отдельно, пиво отдельно, безалкогольные напитки отдельно. Затем Василий пошарив глазами по номеру, увидел довольно симпатичную стеклянную вазу с цветами на столе. Цветы были тут же извлечены, а ваза превращена в блендер и шейкер. Всё наиболее крепкое, исходя из цифр на этикетках было слито в эту ёмкость и Василий, вечно кроящий матом на палубе и с иглой в руках, чинящий трал в любою погоду, предстал перед нами в образе довольно крутого бармена. Коктейль получился на славу! Но возник тут же вопрос из чего пить этот "божественный нектар". И тут Василий нас опять удивил своей находчивостью, метнувшись в ванную, в которой мы у себя в номере ещё не успели побывать, выйдя оттуда с двумя, довольно приличными стаканами. Чувствовалось, что в отелях Европы он уже не первый раз и опыта ему не занимать в этих ситуациях. Приняв за наш "плен" в стране бенилюкса и уже желание не прочь задержаться тут не надолго, мы пошли к себе в номер, уже повеселев, с клятвенным заверением, что как только примем душ, позовём их и приступим к нашим запасам.

Трагедия началась в ванной. Довольно больших размеров помещение, сверкающее нержавейкой, белоснежным кафелем и ванной, раковиной, чашей беде, унитазом, невероятным кол-ом полотенец. Первое что озадачило, как открыть воду и отрегулировать её, переключить на душ или ванну, раковину. Это сегодня смеситель с джойстиком, с температурным регулятором, не для никого не чудо. Но тогда, для нас видевших только краны с вентилями и уродливую отечественную сантехнику, это была засада.

Первым полез осваивать это чудо я. Поворачивая все эти, сверкающие рычажки, колёсики и не добиваясь желаемого результата, я изрядно, уже раздевшись в ожидании душа, замёрз. Плюнув на это, вынужден был напялить на себя футболку и продолжить дальше усмирение и изучение сантехники. В результате я был полностью облит водой из подло неожиданно включившегося душа, в следствии моих мало понимаемых мною действий.

Кое как приняв душ, я уступил своему приятелю. Но тот, как истинный потомственный аристократ из семьи военного решил принять ванну. Ванну мы наполнили водой с нужной температурой, как это не странно, без проблем. На полочке над раковиной было неимоверное кол-во всевозможных принадлежностей, начиная от двух стаканов, разовых зубных щёток, паст, мыла и кончая какими то, довольно приятно пахнущими пакетиками с порошком, на которых был изображён лебедь в мыльных пузырях и надписи на французском. Однокашник деловито схватил этот пакетик, вскрыл его и принялся довольно энергично натирать голову содержимым. Но тут постучали в дверь. На пороге номера стоял служащий отеля в униформе, человек средних лет, держащий в руках два махровых халата и вопросительно смотрящий на меня. Видимо казусы с сан блоком начались и у других, и администрация отеля направила по нашим номерам инструкторов, которые принесли ещё нам махровые халаты. Я молча, жестом, показал ему на ванную. Войдя в неё и увидев приятеля с этим пакетом в руках, лёжа в ванне, натирающим его содержимым голову, он видимо немало приложил усилий, чтобы не рассмеяться открыто, а лишь только улыбаясь, как мог, жестами, где фразами на английском, разъяснил нам, что данное средство не предназначено для мытья головы, а является средством для дезинфекции ванн, раковин, после их использования. В общем опарафинились по полной.

Посидев за коктейлем "от Василия" в номере, после преодоления водных процедур, мы опрометчиво поддались на его предложение прошвырнуться среди тамошней публики в фойе, посмотреть, так сказать чем старушка Европа дышит. В холле, где был бар, столики, играл рояль, прибывала довольно цивильная, невиданная нами некогда публика, мы увидели, потрясную картину. Развалившись на одном из диванов, посреди холла, явно в задушевном уже состоянии, восседал под прицелом многочисленных взглядов дам в роскошных меховых свингерах, с дамскими сигаретами, наш, раннее мною упомянутый, машинист РМУ. Вид у него был не менее потрясный, кутюрье Слава Зайцев отдыхает со своим "модным приговором" - ботинки мончегорской фабрики 45 размера, короткие, неопределённого уже цвета, джинсы "Тверь", футболка с символикой Олимпиады 80 и довершали этот ансамбль советской моды, два ярких аксессуара. Первое - это подтяжки поверх футболки, шириной с буксировочный галстук для авто, с орнаментом "пожар в джунглях" и необыкновенных размеров, издающая удушливый, чужеродный аромат для этого места, сигара у него во рту. Видимо приобретённая им по пьяни, во время посадки в Гаване. Такой посетитель видимо был ярким событием и явлением для такого отеля.

В отеле мы прожили чуть больше суток. Думаю своим появлением в нём, мы вызвали немало вопросов у тамошнего персонала отеля, как загадочные, неведомые им советские люди. Загадка которых была даже на бытовом уровне, не говоря уж про жутко неведомый внутренний мир. Но надо отдать должное, относились к нам доброжелательно, как впрочем и со стороны нас не было тогда никакой агрессии, неприязни, желания заявить о себе каким нибудь крайне диким способом, что порой творят нынче мои уже более свободные и раскованные соотечественники, чему и я к сожалению, был не раз свидетелем и в Турции, и в Европе.

Было потом по жизни много других отелей и отель "Диана" в Мадриде, где мы так же ночевали, возвращаясь из рейса. Где два наших товарища, только отработавшие первый рейс, совершили легендарный ныне случай. Перепутав унитаз с чашей биде, в номере, попали в крайне пикантное положение. Был и "Земан Холл" гостиница для моряков в Роттердаме, ничего общего и близко не имеющая с нашим ДМО, и IBIS в Брюсселе, и дешёвая сеть "Формула 1" в Германии, и роскошная Park Inn под Гановером, ничего общего не имеющего с нашим ПЗ. Но в памяти наиболее ярко остался тот первый, в далёком 1982 году.



  • 1
Prizrak, пять баллов!

  • 1
?

Log in