Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

призрак

Страсти сердечные. Записки земского пациента. (продолжение)



Российская шизофрения
имеет характерный почерк:
как будто небо накренили,
и сам Господь строчит донос
себе на собственное имя…


ПАЛАТА.

После моего осмотра и распоряжения о моей госпитализации, дело пошло повеселей. Дама санитарка завела меня деловито в какую то каптёрку и усадив на кушетку, вручила мне здоровый мешок или наматрасник с плечиками, куда я сложил своё пальто и обувь, переобувшись в тапочки. Через какое то время было готова моё первичное описание и явно с надеждой дальше вернуться к чаю и телевизору, меня спросили сам ли я добреду до отделения или отвезти? Ну вот уж хрен! Во-первых - состояние было уже далеко не "айс", во-вторых - не было не малейшего желания блуждать по всем этим лабиринтам среди ночи в поисках своего отделения. Поэтому я уверено потребовал отвезти и уселся в кресло каталку.
С явным неудовольствием, но моя "рикша" покатила по ночным безлюдным лабиринтам больницы, подымаясь в лифте. Вообще, если городская больница ещё не самый сложный архитектурный лабиринт, то вот если взять областную больницу им.Баяндина, то там не мешало бы издать путеводитель, со схемами переходов, проходов, расположением отделений. Обыкновенный человек, не имеющий навыков диггера, или ориентирования в закрытых помещениях, может довольно долго блуждать, как приходилось это мне.
И вот наконец в четвёртом часу утра моё отделение. Меня подкатили прям к посту, велев пересесть на стоящий рядом стул, вышла заспанная медсестра приняв от меня документы и сделав запись. С одной из палат раздавался довольно протяжный стон время от времени, но видимо он был уже тут привычным явлением.
Мне была указана палата, войдя в которую я увидел две свободных койки, а на одной лежало что-то укутанное в одеяло и издавало дикий кашель вперемешку с какофонией свистящих, шипящих звуков. Свет естественно я из деликатности не включал и в свете луны две белеющие пустые койки, и эти звуки, что-то живое, выглядело мистически.
Кое-как закончив эту "симфонию" мой сосед по палате просипел: "Занимай любую свободную койку. Сергей." ...представился он мне (в дальнейшем имена изменены по этическим соображениям).
Представился и я, заняв койку у окна и раздевшись улёгся. Но через минуту зажёгся яркий верхний свет, так как в палате другого не предусмотрено и гремя стойкой капельницы вошла знакомая уже мне медсестра. Катетер поставленный мне бригадой "Скорой" из руки не вынимался, поэтому капельница была подключена быстро. Соседом по палате при свете оказался уже в довольно преклонном возрасте Сергей Иванович. Вид у него был явно удручающий, плюс ещё жуткая отёчность ног.
Поставив капельницу спасительница удалилась с чувством выполненного долга, а сосед по палате тем временем начал извлекать из тумбочки какие то устройства в виде мини-ингаляторов и начал ими дышать. Это меня довольно озадачило.
- Ты с чем сюда заехал? - был задан после этих процедур и нормализации дыхания, мне вопрос.
- Аритмия - скромно ответил я.
- А, ерунда, прокапают и через пять дней на выход.
- А как тут вообще лечат?
- Ну как лечат? Что есть ещё, осталось, тем и лечат. Глюкоза капельница, да таблетка фаназепама на ночь. А так в основном, как "собак Павлова" - кровь из вены через день, кардиограмма на отечественном аппарате, который хер знает что показывает, наверное курс рубля, да тонометр утром на обходе врача и вечером мед.сестрой, когда у всего отделения верхнее поголовно 145, ну а нижнее более разнообразней, да "кирпич" холтер ещё на сутки могут повесить и ходи с ним, как шахид. Но легче от этого не будет.

Перспектива вырисовывалась довольно грустная, оставалось уповать только на Господа и собственные внутренние резервы.
Капельница до капала, после моих многочисленных звонков появилась мед.сестрица, отсоединив капельницу от катетера и ширнула мне в фелейное место ещё укол, после чего я уснул довольно тревожным сном на новом месте.

УТРО

Проснулся я от какого то ора в коридоре за дверью. Видимо уже пришла смена персонала и на рабочий день санитарки, процедурные мед.сёстры и т.д. Орали причём все. Прислушавшись я понял, что большинство, как и ночью в приёмном покое орёт в поисках кого то или выяснения его местонахождения. Причём тут один момент - чем меньше должность в больничной иерархии и мизерней зарплата(что видимо даёт право), тем больше права громче орать и порой по хамски вести. Громче всех орут санитарки, буфетчицы, затем постовые(дежурные) мед.сёстры, затем процедурные и т.д., врачи как правило не орут, а лишь брезгливо могут ответить сквозь зубы.
Затем, резко включился верхний свет и дама мед.сестра открыв дверь, рявкнула мою фамилию и короткое на кровь и мочу! Баночка на тумбочке! Не задерживаем!
Пришлось в авральном режиме одевать спортивный костюм, заботливо положенный супругой и идти в поисках приёмного пункта мочи и крови.
В довольно сонном и пространственном состоянии после такой ночи и капельницы, я всё же нашёл нужный мне кабинет и сдал из вены кровь, а так же свой продукт.

ЗАВТРАК

Едва вернувшись в палату и прилечь на койку, как в коридоре раздался зычный крик, подобно удару по рельсу "Завтрак!Завтрак!".
Столовая надо отдать должное была небольшое, но чистое помещение. Висела даже ТВ панель с строгим объявлением "просмотр программ разрешается с 19.00 до 22.00". Всё остальное время пульт был у дежурной мед.сестры.
Отстояв небольшую очередь, я получил тарелку с скромной порцией некой субстанции подобия геркулесовой каши и чашку несладкого чая, но хлеба правда было без ограничения.
Приходилось привыкать к новой реальности. В принципе, после двух-трёх дней, человек привыкает к этому несолёному, безвкусному, порой холодному и не испытывает уже чувства голода. С другой стороны для веса, если кто имеет с ним проблему, то это только на пользу. Я принципиально не ходил в платный буфет, разве что за минералкой и у меня нашлись последователи, мой следующий, заехавший за мной сосед по палате.

ОБХОД

Вернувшись после завтрака в палату, ожидался обход врача. К нам явилась сама зав.отделением Ольга Николаевна. Дама в белом халате по своей напористостью и поставленным голосом, тирадой вопросов и чуть ли "в глаза смотреть", больше напоминала матёрого следователя, что-то типа Жиглова. Было выяснено всё, вспомнишь всё, что и не помнил.
Закончив с нашей палатой и видимо будучи удовлетворённой нашим состоянием, заявив ещё Иванычу, что ему значительно лучше, она покинула нас.

ЛЕЧЕНИЕ

Лечение заключалось в два раза в день капельницах. Мне пару раз сделали глюкозу, а потом стали ставить какие то поллитровки G-5, периодически какие то таблетки, да дня за три до выписки каждые три часа начали делать какие то уколы в живот. На все мои вопросы, уж не от бешенства ли это?, хотя вёл я себя довольно смирно, с какой целью? ....я получал лаконичный ответ - врач назначил.
А так каждое утро - кровь, кардиограмма, раз отвели и заставили проглотить целый "батискаф", что-то смотрели внутри, процедура неприятная, но остались довольные, сказали, что хоть там всё более менее. Во общем скучать с утра до обеда не давали.

После обеда к нам в палату был заселён самый настоящий человек-Карлсон :))) Володя - представился он. Володя, комплекции Карлсона и тоже уже явно преклонного возраста, оказался в отличии от угрюмого Иваныча, человеком общительным, с юмором, хотя проблем у него со здоровьем было не меньше.

В пятницу во время обхода Ольга Николаевна поставила перед Иванычем и Володей, учитывая их отёчность ног, довольно своеобразную задачу - подсчитать сколько они за сутки дают мочи. Для этого им было выдано по листку бумаги, ручки и по литровой банки.
И тут началось сумасшествие. Начались дебаты как мерить? Когда будет полная банка или каждый раз по факту на глаз? Если это всё послушать со стороны, то человек явно бы усомнился, что это кардиология. Целые сутки бедолаги что-то там отливали, мерили, записывали, сравнивали. Лидировал явно Володя, он за 12 часов после капельнице дал аж 24 литра, согласитесь не всякая корова даст такой надой.
В субботу мероприятие было закончено, подведены итоги и отчёты готовы. Наступил понедельник и тут выяснилось, что Ольга Николаевна укатила в славный город Питер на курсы повышения, а новым и довольно юным врачам эти труды были неинтересны, как выяснилось на обходе. Это был удар, хотя я говорил, что эта дурка придумана специально для развлечения и отвлечения от дурных мыслей.
Ольга Николаевна поступила довольно коварно дав такое специфическое задание своим пациентам и укатив в Питер.
Но на этом всё не кончилось. На следующий день утром, в день моей выписки, я проснулся от приглушённых голосов. На часах было начало седьмого. Около койки бедолаги Иваныча во мраке стояло что-то белое и в пол голоса вопрошала - так Вы собирали и замеряли мочу или нет? Где данные? Сколько Вы намерили? Вещало видение.
Я представляю шок деда, который в ответ лишь мычал, видимо предполагая, что это сон, видение, в принципе и я так по началу думал. Но белый силуэт, так и не дождавшись ответа от ошалевшего в конец деда, капризно заявила - вечно с этим замерами мочи неразбериха! И слегка хлопнув дверью удалилась.
Какая была необходимость пытать еле живого деда в шесть утра о его "научной работе" с мочой, для меня загадка.

Можно много ещё чего написать, про соседа по палате Вовку, про деда Иваныча, про то как курят в больнице и даже барыжат сигаретами, но жизнь идёт. Откапался, более менее отошёл, выписался, не дождётесь! :) И тем не менее я очень, безмерно благодарен врачам больницы, медсёстрам, санитаркам, которым в таких невероятно, подобно, как в войну наверное, условиях, приходится лечить людей. Причём людей разных, независимо каких.
Но это наверное уже будет другое повествование.
А так всем главное здоровья и согласия с самими собой, что является его залогом.
С уважением Призрак, пациент 1 кардиологии Мурманской городской больницы скорой помощи.
призрак

Страсти сердечные. Записки земского пациента.



Умом Россию не понять
без помощи психиатрии.

"СКОРАЯ"
Случилось в принципе то, что рано или поздно должно было случиться - я угодил на неделю на "Скорой помощи" в 1-ое кардиологическое отделение городской больницы скорой помощи.
В принципе считается, что повезло не свезли в хоспис "Севрыбы". В тот день дежурной была гор.больница скорой помощи.

После череды жизненных неурядиц сердце всё таки дало о себе знать, видимо годы. Вечером, когда боль и биение стали хаотичными, пришлось всё же набрать заветное 03. После десяти минут досконального допроса подобно, как на полиграфе, в трубке прозвучало обнадёживающее - ждите, бригада выехала.
Сколько ждать было не ясно и оставалось только уповать на скорейшее прибытие бригады "Скорой помощи". Прибыла бригада ровно через два часа пятнадцать минут, что можно сказать для наших реалией ещё вполне мобильно. Хотя проживаем мы далеко не на окраине. Могли бы вообще не приехать, а в телефонную трубку рявкнуть традиционное - вы не один такой! вызовов много! ждите!

Бригада из трёх молодых людей вошла, как обычно без бахил, не помыв руки, нынче у врачей такой традиции нет, как и у поваров после посещения туалета и приступила сразу к моему спасению. Традиционно сначала давление с ужасающими цифрами, но которые уже почему то воспринимались равнодушно. Была извлечена довольно портативная машинка, на моей груди нацеплены датчики, предполагалось снять кардиограмму. Выплюнув менее полуметра ленты, аппарат подло замолчал - сел аккумулятор. Пришлось искать удлинитель и заряжать. В конечном итоге был поставлен неутешительный диагноз что-то типа "мерцающая аритмия". Звучало завораживающие зловеще. Молодая дама фельдшер вставила мне тут же в вену катетер и что-то ввела. Посовещавшись мне было предложено ехать в больницу. Супруга тут же начала собирать сумку с традиционным больничным набором. Не имея не малейшего желания и не планируя госпитализацию, стал одеваться и я.

Доставка до приёмного покоя больницы была подобна переходу через бурное море в восьмибалльный шторм. Или это такие конструктивные особенности наших машин "Скорой помощи" или такие дороги, а может это имеет определённый терапевтический смысл для пациента. Но машину швыряло, валяло, подбрасывало на ухабах, как будто за окном были не центральные улицы города, а просторы бушующего океана. Сидеть приходилось вцепившись в какие то скобы на переборке, в отличии от вальяжно развалившихся в штатных креслах членов бригады.

ПРИЁМНЫЙ ПОКОЙ

В конечном итоге всё же была вожделенная остановка у приёмного покоя. Старший вручил по быстрому свои кардиограммы и бумаги, да с тем и удалился.
Несмотря на 23 часа в приёмном покое шла довольно бурная ночная жизнь, как далеко не в каждом ночном заведении города.
Меня определили на кушетку в помещении подобно, как в бане, отделанном кафелем и ширмами перегородками, велев опять же ждать.
За ширмой явно уже доживала свои последние земные мгновения, пожилая дама, которую сопровождал сын. Но бедную время от времени всё равно упорно продолжали сажать на кресло-каталку и возить на какие то всевозможные анализы, тесты, детекторы. Кончилось это в конечном итоге тем, что в один из разъездов у неё, видимо сын не досмотрел, сам находясь в стрессовом состоянии, украли сумку с кошельком, паспортом, телефоном, ключами от квартиры. Явился целый отряд стражей порядка, чуть ли не со звёздами полковника, охраны, к медицинскому хаосу добавился ещё и следственный. В конечном итоге по видеокамерам выяснилось, что похититель выписался буквально день назад и будучи в нетрезвом состоянии, забрёл в приёмный покой видимо с целью поправить своё материальное положение после выписки. За злодеем по его координатам была послана погоня. Чем она увенчалась, я уж не знаю. Но даму вдоволь помучив, сделав несколько инъекций, отправили умирать домой. Хотя дома наверное всё же лучше проститься с этим миром, а не среди казённых стен.
Дальше лежал гражданин неопределённого возраста весь покрытый невероятными пятнами, с его слов это у него такая аллергия на рюмку выпитого спиртного.
В коридоре, кому не досталась одна из пяти кушеток, было народу ещё больше. Рыдала девица с откушенным носом в одном из баров соперницей, стоны, смех, постоянные крики персонала с выяснением кто куда пошёл и где кто. Обстановка довольно была активная. И вот среди всей этой какофонии, изредка появлялась ОДИН, единственный терапевт, которая и решала дальнейшую судьбу поступивших. Причём она должна была осмотреть, опросить и при этом ещё тут же напечатать результаты первичного осмотра. И при этом сидела, деловито сновала туда сюда орава всевозможных тёток санитарок, видимо младшего мед.персонала. Одни деловито пили чай, другие что-то подолгу высматривали в компьютере, что очень заинтересовало меня - что там часами можно сидя в регистратуре тупо и молча смотреть? Может мой блог читают? Единственная в теле санитарка Наташа развозила на каталках пациентов, кому посчастливилось быть принятыми в эту обитель, по отделениям. Так как к моменту окончания оформления, многие прибывшие ещё на ногах, уже не могли на них стоять...
Я с интересом слушал, как осматривают моих соседей. Всё было стандартно - тонометр, сколько дней употребляли спиртное? чем болели? когда это у вас началось? и ещё один интересный момент, бедная дежурная терапевт всем советовало, настойчиво давала напутствие - есть только суп! только суп! Но супа по близости при этом явно не наблюдалось.
Прошёл час, второй, третий, казалось обо мне забыли, если учесть, что состояние моё стало ухудшаться, сделанные "Скорой" уколы, их действие, стали проходить.

Не выдержав уже в половину третьего ночи я всё же подошёл к регистратуре, где за стеклом восседало нечто ехидное и неуязвимое в очка, и весело объявление большими буквами, что за оскорбление мед.работников полагается уголовная ответственность, статья такая то и ещё более большим шрифтом "ПОЛИЦИЯ ВЫЗЫВАЕТСЯ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО". "Народная любовь" к людям в белых халатах была налицо и надо сказать взаимно. И те, и другие в друг друге видели явно не объект для симпатий, и вежливого общения, причин было уж слишком много у обоих сторон для этого. Видимо прецеденты бывали, поэтому я тактично, как уж мог в таком состоянии обратился
- Сударыня, я уже три часа в предбанники, или уж сделайте мне какую инъекцию и вызовите такси, поеду умирать домой, видимо не судьба мне получить помощь от отечественного здравоохранения, я не думаю, что будет много радости тащить среди ночи мою тушу из приёмного покоя в морг посреди ночи, если я тут покину ваше общество.
- Вы же видите, что делается! Вы не один!(как всегда я везде не один) Терапевт всего один, освободится подойдёт!
Дежурно была вывалена на меня тирада. Действительно терапевт была только одна среди всего этого людского хаоса в приёмном покое Мурманской городской больницы скорой помощи. Оставалось только уповать и ждать.
Наконец очередь дошла и до меня. Явно уже в стрессовом состоянии, уставшая дама с восточными чертами, с тонометром подошла ко мне.
- Что у вас?
- У меня уже ничего, единственно чего хотел бы от Вас милосердия и эвтаназии. Это было бы самое гуманное в этой ситуации с Вашей стороны.
Это её видимо озадачило и немного смутило. Я был замерен, осмотрен и к моему удивлению, как большинству, мне не было предложено "ну что укольчик и домой?", а сразу заявлено о госпитализации в 1 кардиологию. И тут же удалилась печатать мою многострадальную историю бренного и порочного организма, дав распоряжение санитаркам принять от меня верхнюю одежду и готовить в отделение...

продолжение следует (о методах отечественной медицины и её представителях, быт пациента и кто он - наш пациент, заготовка и учёт- подсчёт мочи пациентом, как часть ноу-хау российской терапии и многом другом.... )